Сделать стартовой Добавить в избранное Русский Русский English English На главную   Карта сайта   Написать письмо
 

 



Поиск по сайту

 


В Петербурге прошли Дни архитектуры Северных стран

С 29 сентября по 1 октября в рамках Недель Северных стран в Петербурге журнал «Проект Балтия» и генеральные консульства и институты культуры Северных стран впервые провели Дни архитектуры. Темой фестиваля была выбрана «Архитектура и ландшафт». Мероприятие прошло при поддержке Российской гильдии управляющих и девелоперов.

Программа Дней была насыщенной и включала выставку проектов ведущих архитектурных бюро Скандинавии, панельную дискуссию, лекции архитекторов и посещение библиотеки Алвара Аалто в Выборге, где прошла встреча с историком архитектуры Петри Неувоненом.

Для участия в мероприятиях были приглашены архитекторы из Финляндии, Дании, Швеции, Норвегии, а также Исландии. Открывала программу Дней панельная дискуссия «Урбанистический ландшафт сегодня: идентичность, климат, экономика», прошедшая 29 сентября в здании финского консульства.

В дискуссии приняли участие: Вилле Хара (Avanto Architects, Финляндия), Миккель Фрост (CEBRA, Дания), Юхан Паю (FOJAB arkitekter, Швеция), Сигридюр Сигтоурсдоуттир (BASALT Architects, Исландия), Эйстейн Рё (Transborder Studio, Норвегия), а также председатель Комитета по градостроительству и архитектуре – главный архитектор Санкт-Петербурга Владимир Григорьев, архитектор Михаил Мамошин, генеральный директор ООО «Институт “Ленгипрогор”» Наталья Трунова и начальник отдела градоэкологического обоснования развития территорий Санкт-Петербурга СПб ГКУ «НИПЦ Генерального плана СПб» Артем Павловский. Модератором выступил Владимир Фролов, главный редактор журнала «Проект Балтия».

Представляя участников дискуссии, Владимир Фролов отметил: процесс урбанизации приводит к тому, что природный ландшафт становится сегодня для человечества все менее доступным, а затем предложил участникам рассказать, как в их проектах эта дистанция преодолевается.

Первым из гостей выступил Вилле Хара из Avanto Architects. С финского языка название бюро переводится как «прорубь», что отражает идеологию архитекторов, для которых каждый проект – эксперимент, способ заставить зрителя пережить некий опыт. «Качество объектов, которые мы создаем как архитекторы, влияет на качество жизни пользователей», – считает Хара. Во всех проектах Avanto создатся особые взаимоотношения внешнего и внутреннего, природы и архитектуры. При этом их постройки не мимикрируют под природу, а сочетаются с ней. Такова, например, частная дача в Финляндии (Четырехугольная вилла), стены которой словно исчезают, поскольку выполнены из стекла, и дают возможность слиться с природой, превращая наблюдение за последней в главную функцию здания. Новый знаковый проект студии – сауна Löyly в центре Хельсинки – пионер ревитализации промышленной территории, становящийся частью искусственного ландшафта и доминантой будущего урбанистического пейзажа.

О принципах работы бюро CEBRA рассказал партнер бюро Миккель Фрост. На примере самого недавнего проекта, жилого комплекса Iceberg в Орхусе (Дания), он показал, в чем состоит особенность скандинавского подхода к проектированию. Ключевой принцип – это плотность. «Люди должны общаться», – резюмировал Фрост. Кроме того, важно диверсифицировать как функциональное решение зданий, так и социальный состав пользователей. Особое место в работе архитекторов занимает диалог, дающий возможность реализовывать проекты, удовлетворяющие и администрацию и жителей. Говоря о недостатках архитектурного подхода, характерного для Северных стран, Фрост упомянул желание контролировать слишком много аспектов городской жизни. «Надо принять то, что города охватывает хаос. И для него должно быть место. Какую-то часть происходящего можно взять под контроль, но тотальности достичь нельзя. Живой, хаотичный город под контролем – вот к чему надо стремиться», – заключил Фрост.

Коцепцию студии FOJAB arkitekter представлял Юхан Паю. Ее основа – ландшафтная экология. Своими работами шведские архитекторы стремятся восстановить здоровье ландшафта, выявить его глубинные структуры. Особое внимание уделяется зелени, привнесение которой в город Паю считает крайне важным шагом, поскольку она способна оказать позитивный эффект на среду, сделать более мягкими атмосферу и температуру. Даже небольшие насаждения способны привести к значимым результатам. «Читайте ландшафт, изучайте природу, любите жизнь», – завершил свое выступление Паю.

Архитектор бюро BASALT Сигридюр Сигтоурсдоуттир рассказала о положении дел в архитектуре Исландии. На повестке дня здесь стоят вопросы сохранения окружающей среды и изменения климата, а также постоянное увеличение количества туристов, что приводит к необходимости строительства всё новых элементов инфраструктуры. В свою очередь, это оказывает определенное давление на ландшафт. В то же время использование геотермальных источников помогает сделать архитектуру Исландии энергоустойчивой.

Завершил презентационную часть дискуссии Эйстейн Рё из Transborder Studio. «Визитная карточка» студии – открытая архитектура, открытые ландшафты и города. Архитекторы стремятся создавать доступные, многофункциональные пространства, способные стать стимулом к социальному развитию. В конкурсном предложении для Музея Гуггенхайма в Хельсинки, которое разработала Transborder Studio, городская жизнь получила возможность как бы проходить сквозь музей. В проекте здания городского совета в норвежском городе Сола был также предусмотрен открытый проход, где должна была размещаться постоянно обновляемая информация о городской жизни. В проекте же Arctic pilot стираются границы между городом и природой, буферной зоной между которыми должен стать океан. Те же принципы открытости социальной инженерии применены и в проекте бюро для петербургского конкурса «Серый пояс. Преобразование».

Вторая часть дискуссии была посвящена российскому взгляду на взаимоотношения природы, архитектуры и городской среды. Михаил Мамошин, много работающий не только в Петербурге, но и в Архангельске, представил свою концепцию современного северного регионализма. «Петербург детерминирован Севером и Италией, подобно тому как Россия детерминирована Скандинавией и Византией. Отсюда энергия города и страны. Нам в Петербурге холодно, а Италией мы греемся». И все же в своих работах Мамошин активно использует эстетику Севера, текстуры и формы северной природы: льда, воды, скал, камня, северного сияния, ребристого морского дна. Притом эту эстетику архитектор объединяет с «фигуративной геометрией», возрождая традиции северного модерна в Петербурге.

В свою очередь, Наталья Трунова рассказала об опыте работы в малых городах Русского Севера. «Ключевая особенность наших исторических северных городов – это сохранившаяся соразмерность человеку. Во-первых, их размер невелик: 200–300 тысяч человек населения. Таков масштаб, в котором человек способен осознавать границы города. Да, основная экономическая и культурная жизнь проходит сегодня в городах-миллионниках, но психологического комфорта люди достигают в населенных пунктах осознаваемого размера. Во-вторых, застройка городов не высотная, не давящая, по крайней мере в центральных частях. Мы наблюдаем такую ситуацию и в Пскове и в Новгороде. Ландшафт приближен к человеку. Уникальность многих городов и в том, что, например, вода не отделена здесь транспортными коммуникациями». Другой особенностью Трунова называет сосуществование культурного и природного ландшафтов. При этом природная составляющая остается доминирующей. Это мягкие города, имеющие большую степень озеленения. Именно на работу с такими ландшафтами направлены проекты компании «Ленгипрогор», предусматривающие благоустройство, раскрытие видовых точек на памятники архитектуры и создание прогулочных зон.

Далее Владимир Фролов передал слово Артему Павловскому, попросив рассказать о том, как реагирует Петербург на изменения климата и другие экологические вызовы в области регуляции градостроительного процесса и каков сегодня масштаб экологической угрозы, который следует учитывать архитектору при проектировании. По мнению Павловского, «нас и города Северной Европы объединяет прежде всего схожесть климатических условий. Кроме того, мы находимся в какой-то степени на передовой проблем изменения климата и их последствий. Дело в том, что мы – приморские города и подвержены наводнениям. Эта проблема исторически стоит перед всеми нашими городами. Но Петербург уникален на фоне других городов – из-за большой территории, благодаря которой он генерирует свой климат. То есть мы фактически живем сейчас в Петербурге в том климате, в котором, по оценкам специалистов, должны были бы жить на данной территории только через 100 лет». Из опыта Скандинавских стран, каковой хотелось бы перенять, Павловский назвал работу с проблемой изменения климата на уровне принятия управленческих решений. «У нас в стране мы всё еще сомневаемся: произойдет или не произойдет это изменение, и как к нему относиться. Порой мы предпочитаем думать об этом как о проблеме далекого будущего. Однако Петербург играет пионерскую роль: в политике развития города до 2030 года учитывается вызов изменения климата. Экологические факторы включаются в генеральный план города, мы занимается разработкой зон затопления и подтопления и в современный период, и с учетом возможных климатических изменений».

Следующий вопрос модератора был адресован Владимиру Григорьеву, главному архитектору Петербурга: Владимир Фролов поинтересовался, могут ли идеи активного озеленения городского пространства, предложенные скандинавскими участниками только что завершившегося конкурса «Серый пояс. Преобразование» (Helin & Co и Transborder Studio), быть восприняты и применены в Петербурге. Отвечая на вопрос, Григорьев подчеркнул: задача создания зеленых зон изначально ставилась перед участниками, поэтому все идеи будут приняты во внимание, поскольку город всячески идет навстречу тому, чтобы дальнейшее градостроительное развитие сопровождалось формированием общественных пространств. При этом Григорьев отметил, что в прошлом году город уже был признан ландшафтной столицей мира на Международном ландшафтном конгрессе. «Ассоциация ландшафтных архитекторов высоко оценила ландшафтные характеристики Петербурга. Зелень, конечно, должна быть в городе. Мы, наверное, находимся в другой градостроительной парадигме – и все-таки не допускаем большой плотности застройки в жилых образованиях. Хотя готовы были бы рассмотреть варианты такого компенсаторного принятия решений. К сожалению, в нашей практике это затруднено, девелоперы предпочитают разговаривать с администрацией города языком закона: всё, что не запрещено, – разрешено. Если же что-то им не разрешают или их пытаются в чем-то ограничить, то они тщательно, с помощью юристов, пытаются опротестовать. Поэтому мы всё еще придерживаемся консервативных концепций, касающихся плотности жилого фонда. Мы считаем, что наши жилые образования должны содержать рекреационные пространства внутри себя, дабы ландшафт был не только на открытых пространствах и участках с зелеными насаждениями, а вошел в нашу повседневную жизнь, в наши дворы».

Владимир Фролов отметил, что городской ландшафт в последние годы, под воздействием глобализации, всё больше теряет свои индивидуальные черты, и попросил спикеров прокомментировать эту проблему и ответить на вопрос, есть ли в городском ландшафте способ сделать общественные пространства узнаваемыми, придавать им собственную идентичность.

Отвечая на данный вопрос, Миккель Фрост подчеркнул, что в проектах его студии всегда объединяются локальность и глобальность. С его точки зрения, это не тенденция последнего времени, так было начиная со времен короля Кристиана IV.

 

Юхан Паю отметил, что для городского ландшафта необходима работа с различными идентичностями. Эйстейн Рё предложил рассматривать зеленые зоны не только как рекреационные пространства; с его точки зрения, они могут стать ключом к значительным изменениям городской среды, легко трансформироваться в активную часть города. В заключение Вилле Хара высказал уверенность, что Петербургу не надо ничего копировать, город обладает своим наследием, идентичностью, и теперь необходимо подумать, как улучшить то, что есть, какой масштаб подойдет жителям, чего именно они хотят от городского пространства.

Темы ландшафта и идентичности получили продолжение в лекциях архитекторов из Северных стран; лекции проходили 29 и 30 сентября на Новой сцене Александринского театра. Вилле Хара (Avanto Architects), Юхан Паю (FOJAB arkitekter) и Сигридюр Сигтоурсдоуттир (BASALT Architects) рассказали, как в их проектах объединяется тема архитектуры и природы. А Эйстейн Рё (Transborder Studio) и Миккель Фрост (CEBRA) продемонстрировали, как архитектура формирует новый городской ландшафт.

Заключительный день фестиваля был посвящен Выборгу – городу со сложной историей и идентичностью. В библиотеке Алвара Аалто историк архитектуры Петри Неувонен прочел лекцию о социальной и культурной истории парка Эспланада, центральной оси Выборга.

Проект был профинансирован Советом министров Северных стран.

Текст: Ксения Сурикова; фото: Алиса Гиль, Алексей Боголепов

http://projectbaltia.com/news-ru/10872?nggpage=2

 

Новости

25-04-2017

Утвержден тематический план работ Центра Генерального плана
Вице-губернатор Игорь Албин утвердил представленный председателем Комитета по градостроительству и а...

Подробнее

24-04-2017

Соглашение о сотрудничестве
20 апреля 2017 года заключено соглашение о сотрудничестве между СПб ГКУ «НИПЦ Генплана Санкт-П...

Подробнее

Все новости


   
 

Создание сайта : Codens.ru
Copyright © Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение 
"Научно-исследовательский и проектный центр Генерального плана Санкт-Петербурга", 2016