Сделать стартовой Добавить в избранное Русский Русский English English На главную   Карта сайта   Написать письмо
 

 



Поиск по сайту

 


Юрий Бакей: "Изменения надо вносить не в документы

Юрий Бакей: "Изменения надо вносить не в документы, а в головы"

Основным тормозом градостроительного развития Петербурга главный градостроитель ГУ «Научно-Исследовательский и проектный центр генерального плана Санкт-Петербура» Юрий Бакей считает обилие мелких собственников недвижимости, особенно в промышленных зонах, с которыми невозможно договориться о комплексном освоении территорий.
 
 
Что  такое Генплан в строгом и современном профессиональном понимании? Возможно, когда идет спор о Генплане, то имеется в виду целый свод градостроительных документов?

Для одних Генплан – это «библия», где есть ответы на все вопросы. Для других – просто внятный документ территориального планирования. Вообще говоря, градостроительство регулируется еще Правилами землепользования и застройки (ПЗЗ), законом о зонах охраны объектов культурного наследия, ну и Градостроительным кодексом.
 
 
Каковы основные претензии к действующему Генплану со стороны различных городских сообществ?

Основной конфликт сейчас связан с непониманием большинством бизнесменов (инвесторов и девелоперов), что их претензии относятся не к Генплану, а к ПЗЗ. Хотя информации о существующих градостроительных документах вполне достаточно (все они есть в интернете), но, как показывает практика, бизнесмены плохо информированы – мало знакомы с законодательством и не умеют им пользоваться. Я подозреваю, что и не хотят. Они полагаются на другие механизмы регулирования – не по закону, а по понятиям, на индивидуальные договоренности с конкретными чиновниками.
 
Мы часто сталкиваемся с тем, что бизнесмены покупают землю «не глядя», без четко осознанной цели. И потом, когда они пытаются землю использовать, выясняют, что не могут построить на ней то, что им хочется. После этого они все силы тратят на то, чтобы «по понятиям» изменить функциональное назначение своего участка. Сейчас именно они составляют большинство авторов поправок к Генплану.
 
Если же говорить о качестве градостроительных документов, то у специалистов больше всего претензий к Градостроительному кодексу (Градкодексу). Его дефекты привели, в частности, к тому, что мы сейчас больше занимаемся земельно-юридическими вопросами, чем градостроительством – так сконструирован Градкодекс. Он направлен не на градорегулирование, а на дележ территории РФ – чтобы сформировать земельный кадастр, произвести оценку участков и взимать налоги.  Государство считает, что сначала надо решить эту задачу (а она до сих пор не решена) и только потом приступить к регулированию градостроительного процесса. Но я считаю эту позицию ошибочной – оттягивая градорегулирование мы загоняем проблему градостроительства в тупик, из которого потом очень трудно будет выбираться.
 
Но все же главные изменения надо вносить даже не в Градкодекс, а в головы людей, участвующих в градостроительном процессе.
 
Что касается Генплана, то я считаю его совершенно нормальным и не нуждающимся в принципиальной корректировке. У нас нет, я считаю, функциональных диспропорций по территориям города. Мониторинг, который мы проводим вот уже четыре года, показывает, что все основные прогнозы, заложенные в Генплане, оправдываются. В частности, самый главный – динамика численности населения, которая лежит в основе всех градостроительных расчетов. Единственное, что пока не оправдывается – масштабы развития промышленности. Запланированные под это (поправками 2007 года) территории местами не востребованы.
 
Можно ли четко сформулировать задачи, которые старый Генплан не решал, а новый — обязательно должен решить?

Я не знаю задач, которые Генплан должен решать, но не делает этого. Конечно, есть нерешенные городские проблемы, например, транспортная. Но это не проблема Генплана – он не панацея, не библия, где есть ответы на все вопросы. Для ее решения должна существовать четкая транспортная схема (КТС – Комплексная транспортная схема), которой, впрочем, нет. Во всех подобных случаях должны быть отраслевые схемы. Генплан создает основу, базу, структуру для реализации отраслевых схем. Вообще-то они существуют в самых разных сферах (в образовании, здравоохранении, в физкультуре и спорте и т.д. ). И мы отслеживаем результаты их реализации.
 
Принципиальных дефектов у Генплана нет, и я готов это доказывать с помощью сотен показателей, которые мы проверяем. Поэтому мы не собираемся корректировать Генплан – только уточнять рад позиций. В частности – уточнять границы Петербурга как субъекта РФ, поскольку в отдельных местах границы с Ленобластью точно не определены. Например, на юге, в районе Красного села. Для застройщиков это очень важно. Также необходимо уточнить статус городских лесов (в том числе их границы) – в соответствии с недавно проведенной их инвентаризацией.
 
Есть ряд вопросов, связанных с функциональным назначением территорий, выделенных под стратегические проекты. Это относится, например, к проекту переноса «Адмиралтейских верфей» в Кронштадт. Там надо менять функциональное зонирование. И не только для размещения судостроительного завода, но и для инженерных коммуникаций, дорог и т.п. Есть также проблемы, связанные с выводом промышленных предприятий из центра Петербурга. Освобождаемые промышленные территории надо переводить в другое назначение (общественно-деловое, жилое, рекреационное и т.п. ). В некоторых случаях это уже было сделано при подготовке Генплана 2005 года, но с тех пор ситуация изменилась и назначение надо еще раз менять. Потому что, к примеру, из-за кризиса офисы строить уже невыгодно и лучше закрепить жилую функцию. Некоторые собственники хотят снять ограничения на долю жилья в комбинированных зонах, где возможно и жилое, и офисное строительство, но доля жилья в таких зонах ограничена 50%.
 
Генплан ленинградской агломерации — это возможно?

Генплан ленинградской агломерации – вещь хорошая и правильная. Вообще то такой Генплан существовал – он был подготовлен в 1985 году под руководством Валерия Федоровича Назарова. Хотя и в те времена Ленинград (как и Москва) считался отдельным градостроительным объектом и для него документы готовились отдельно от области (где они, впрочем, существовали лишь фрагментарно). Правда, повторить этот подвиг сейчас по моему мнению нереально.
 
Какова связь между Генпланом и промышленной политикой? Генпланом и миграционной политикой?

Связь между Генпланом и промышленной политикой заключается в том, что в основе Генплана, помимо прочего, лежит прогноз социально-экономического развития Петербурга, подготовленный КЭРППиТ. На основании этого прогноза в Генплане запланировано развитие различных функций. В прогнозе есть и промышленный раздел. Что касается отражения в Генплане миграционной политики, то тут ситуация для меня не очень понятная. Могу сказать лишь то, что постоянно живущие у нас мигранты (зарегистрированные) составляют значительную часть от тех 40 тысяч человек ежегодного прироста постоянного населения, который и прогнозировался Генпланом.
 
Каких данных и документов не хватает, чтобы разработать Генплан, отражающий новые реалии и решающий новые задачи?

Единственный документ, призванный поставить перед городом новые задачи – это только что появившаяся Концепция социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2020года («Петербург 2020»). Но это декларативный документ, в нем нет четких численных показателей, которые следует переосмыслить и под них что-то менять. В частности, без появления четких цифровых ориентиров мы не можем сокращать явно завышенные в 2007 году объемы промышленных территорий. Хотя вообще-то это делать надо.
 
Какую роль Генплан играет в решении задачи сохранения культурного наследия?

Первоначально в Генплане 2005 года было 15 приложений. Два приложения были посвящены памятникам и охранным зонам. После этого в Градкодекс были внесены поправки, которые потребовали убрать из Генплана эти два приложения. Но вообще-то Генплан вопросы культурного наследия не регулирует – он только отображает установки, принятые в рамках 820-го закона Петербурга о режимах зон охраны объектов культурного наследия.
 
Какова мотивация смелых решений в развитии территорий?

Мотивация смелых решений в развитии территорий иногда связана с невозможностью реализовать стандартное решение. Например, намыв островов около Сестрорецка мотивирован не столько престижностью реализации проекта в таком месте, сколько невозможностью договориться с массой собственников участков на материковых территориях. Оказалось, что проще (хотя и дороже) и быстрее намыть острова. И это при том, что в границах Петербурга как субъекта РФ достаточно много свободных территорий, которые можно использовать для комплексного освоения. Но у этих территорий масса собственников, договориться с которыми крайне затруднительно. Яркий пример – мучения инвестора с освоением территории Апраксина двора. По этой же причине очень медленно идет освоение промышленных территорий серого пояса. Это очень тяжелая проблема. Отчасти здесь есть вина и местных властей, которые, с одной стороны, не создают стимулы собственникам (например, усиление налогового бремени за неадекватное использование земли), а с другой — не могут предложить собственникам адекватной замены их участкам.
 
Насколько нам может быть полезен опыт западных стран в области градостроительного регулирования?
 
Главное отличие нашей практики от западной в том, что у нас Генплан – юридический документ (имеет статус закона, обязательного для исполнения), а у них – нет. В тех странах, которыми я интересовался, Генплан носит рекомендательный характер, информирует население о стратегии развития города. Поправки в него там вносят легко и быстро. Зато, в отличии от нас, они практически всегда доводят до конца принятые решения. Власть меняется, но начатые градостроительные проекты всегда доводятся до конца. Даже если новые власти считают эти проекты ошибочными.
 
Другим серьезным отличием я считаю гораздо более жесткие, чем у нас, технические регламенты на проектирование. В том виде, как это принято на западе, у нас технических регламентов практически нет вовсе. Разве только пожарный регламент. У нас есть только СНИПы, но они не заменяют техрегламенты, к тому же они сильно устарели. Техрегламенты у нас разрабатываются, но очень медленно.
 
В то же время, во многих случаях западный опыт нам не помогает. У нас еще сильно распространено крупномасштабное строительство – целыми районами, даже городами. На западе давно уже в таких объемах не строят.  Только в Голландии я видел нечто похожее на наши глобальные стройки.
 
 
Насколько идея полицентризма – рабочая для Петербурга?

Еще в Генплане 1966 года содержалась идея создания центра активности в западной части Васильевского острова, вблизи Финского залива, и переноса туда части функций исторического центра. Позднее, в конце 1980-х годов, возник проект возвращения научно-учебного центра Университета из Петергофа в город – как раз на прибрежную часть Васильевского острова, в устье реки Смоленки. Он не был реализован по понятным причинам.
 
Конечно, исторический центр надо разгружать. На мой взгляд было ошибкой разрешать бизнесу строить в центре такое большое количество офисных помещений. К тому же они строили их без парковок. Сейчас заниматься созданием центров активности на окраинах очень сложно. Идеальная ситуация для градостроительства – это авторитарный режим. Демократия создает много сложностей. Надо сначала все переделить окончательно, чтобы все успокоились.
 
Как избежать появления разного рода гетто — социально неблагополучных, с дешевой недвижимостью, и, наоборот, полупустых элитных кварталов?

Наибольшую опасность в этом смысле представляют, на мой взгляд, кварталы домов первых массовых серий – «хрущевок». Жилье там очень дешевое, поэтому мигранты активно осваивают эти кварталы и вытесняют коренных жителей. Если там не будет градостроительных преобразований, то вполне могут образовываться гетто, в том числе, национальные. В этом смысле городская программа реновации этих кварталов объективно приносит пользу. Правда, это единственное достоинство программы реновации.
 
Каковы основные препятствия развитию серого пояса?

Главная проблема связана с рентополучателями. Собственникам старых заводов серого пояса ничего не надо – они сдают помещения в аренду и им на жизнь хватает. И они не хотят ничего менять. Как такие проблемы решаются, давно известно. Принимается Генплан, в котором на территории завода планируется другая, не промышленная, функция. И за не исполнение этого функционала собственник платит ежегодно возрастающий налог. Но поскольку наш Градкодекс пока ориентирован на дележ территорий и градорегулированием не занимается, ввести подобные механизмы не удается.
 
Готовы ли город, девелоперы, конечный потребитель платить за современность и красоту?

Красивых и современных проектов у нас мало не потому, что покупателю это не нужно, а потому что конкуренция между строителями слишком слаба. Спрос на жилье до сих пор не удовлетворен, народ хватает все, что строится. Когда возникнет избыток предложения и у покупателя появится выбор, он начнет требовать красоту. А сейчас строители (точнее их заказчики – инвесторы проектов) не хотят тратиться на красоту, хотя она очень мало удорожает проекты. Да что там красота – девелоперы всячески уклоняются от исполнения даже существующих в ПЗЗ норм по числу машиномест и площади зеленых насаждений (фиксирована доля этих территорий в зависимости от площади жилых помещений).
 
А все-таки, насколько городу необходима качественная, современная планировка территорий и современные архитектурные решения?

Я считаю, что на Ново-Адмиралтейском острове после выноса оттуда Адмиралтейских верфей надо строить не банальное жилье с офисами, а реализовать какой-то уникальный проект, причем, российского масштаба. Это же морские ворота города – вход в Большую Неву. Это должна быть визитная карточка города. Предложения на этот счет сегодня существуют – но все они абсолютно убогие и совершенно не достойны Северной столицы России. Тут мы опять сталкиваемся с тем, что главные проблемы – в головах.
 
Беседовал Владимир Грязневич
Опубликовано 12:42 21.04.2012 
http://spb30.ru/archives/interviews/izmenenia_nado_vnosit_v_golovi

 

Новости

25-04-2017

Утвержден тематический план работ Центра Генерального плана
Вице-губернатор Игорь Албин утвердил представленный председателем Комитета по градостроительству и а...

Подробнее

24-04-2017

Соглашение о сотрудничестве
20 апреля 2017 года заключено соглашение о сотрудничестве между СПб ГКУ «НИПЦ Генплана Санкт-П...

Подробнее

Все новости


   
 

Создание сайта : Codens.ru
Copyright © Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение 
"Научно-исследовательский и проектный центр Генерального плана Санкт-Петербурга", 2016